Все

  8:02   24-01-2007

Страх перед новыми медиа — надуманный. И даже придуманный. Но рассчитанный весьма верно. Люди по природе своей консервативны. По достижении определенных лет. Тех самых лет, когда в их власти — принимать решения как на уровне страны, так и на уровне предприятия, организации или семьи. Да и теоретики нагнетают. Лем со своей «Мегабитной бомбой». Вирилио со своей уже более конкретной «Информационной бомбой». В общем, все так или иначе мыслят об информации не иначе как в милитаристском ключе. Манипуляции, провокации, обман, подмена реального виртуальным и т.п. приписываются новым медиа как некоему исчадию. Как будто все то же самое уже не сделали с нами «старые медиа»! Между тем создатель кибернетики (напомню, так называется наука именно об информации) изначально называл свое детище «ангелитикой». Поскольку «ангел» означает как раз «переносящий информацию» — то, что мы теперь называем словом «медиа». Такая вот секуляризация.

 

Информационный бестиарий — этакий каталог страхов — начинается с «развращения малолетних» и заканчивается параноидальными страхами нового тоталитаризма. А после того как в разряд информационных технологий попали еще и исследования в области генной инженерии — с каким-то особым удовольствием смакуется идея того, что процессы, происходящие в ДНК, имеют собственно информационную природу, — почва для страха стала подобна легендарным отечественным черноземам. Клоны, киборги и даже генетически модифицированные продукты, дополнив все, что мы уже привычно называем «информацией», органично вплелись в понятие глобализации и превратили ее в стройный план вселенского заговора. Суеверный страх поражает всех, независимо от мировоззрения. Упрямые материалисты ударяются в конспирологию и на полном серьезе в качестве доказательств цитируют Дэна Брауна. Истовые христиане сменили суеверный ужас перед переписью населения на суеверный же страх перед присвоением налоговых номеров, в очередной раз подозревая за попыткой «всех посчитать» козни сатаны.

 

Страх перед информационными технологиями трудно разложить по полочкам, перечислить по пунктам все факторы и подтвердить их или опровергнуть. По крайней мере, по двум причинам. Первая — размытость понятия. Что такое информационные технологии? Способы передачи информации? И с чего тогда придется начать — с глиняных дощечек или самого появления языка, а, стало быть, и сознания, то есть человека как такового? А вторая заключается в том, что любой страх — штука иррациональная. И размытость понятия в данном случае тут только усугубляет дело.

Некоторые достижения в области высоких технологий дали возможность свободного доступа к огромным базам данных бесплатно или почти бесплатно для каждого желающего, который теперь не только реципиент, но и активный участник их пополнения и популяризации. Мы получили доступ к знаниям. Огромным, просто необъятным массивам знаний. Мы способны кормить свое любопытство с утра до вечера. Так дети читают книги, принимая на веру все, что написано. Но в нашем случае дело не в инфантильном отсутствии критичности, а в том, что у нас не остается ни времени, ни желания, ни возможности перепроверить то, о чем мы читаем.

 

«Знаю — не знаю» довольно легко превращается в «верю — не верю». Но дело тут совсем не в коварных информационных технологиях, сбивающих людей с толку и отвлекающих от классовой борьбы. Это, наверное, просто в природе человеческой. Полуголый предок, ничего не знавший о физической природе атмосферных явлений, верил в громовержца. Его продвинутый потомок верит в информационные технологии. Оба боятся. Громовержец может не дать дождя или все затопить — и будет голод. Информационные технологии растлевают малолетних, промывают мозги, доводят до убийств и суицидов. А еще есть ядерная энергия, угрожающая всему живому, озоновая дыра, генетические отклонения, тепловая смерть. В общем, пантеон современного человека.

 

Никто не знает, простите, целей эволюции. Конечно, строгие теоретики схватят нас за руку, отчитают и поставят в угол за такой оборот речи. Но мы не теоретики, мы не действуем в границах строгих определений и можем забыть, на какой полке у нас лежит бритва Оккама. Так вот, нам, как людям из плоти и крови, конечно, может быть омерзительна мысль о том, что в какой-то момент физическое тело станет бессмысленным, будет оставлено ради перехода на новый — информационный — уровень существования в качестве глобального сознания. Это, конечно, из области фантастики. Но пока что единственное, в чем несомненно проявляется человеческий гений и постоянное развитие — это способы обмена информацией. О «социальности» человека, о которой любят писать диссертации социологи, культурологи и антропологи, и его «информационности» можно спорить как о курице и яйце и так и не прийти к единому мнению о первопричине.

 

Страх возникает сам собой — достаточно столкнуться с чем-то не до конца понятным. И все, что остается, — научиться им пользоваться. Страх перед информационными технологиями нам чаще стоит денег. Иногда — свободы. Способов получить с нас денежку «за страх» — бесконечное множество. Начиная с «защитных мер». Скажем, все же знают, как опасен мобильный телефон, а поэтому надо от него «защититься». Заканчивая необходимостью покупки мониторов нового поколения — они безвредны. Но защита организма — это еще не все. Это, конечно, тоже выбивает из потребителя деньги, но не такие большие. Всегда найдется достаточно скептиков с техническим/медицинским образованием, которые поставят под сомнение «рекомендацию ассоциации эндогенного дыхания Верхней Вольты». То ли дело защита нематериальных ценностей — информации, прав, свобод, морали. Скажем, эффективная защита информации предполагает покупку как дополнительного «железа», так и дополнительного ПО. Не говоря уж о том, что он предпочтительно должен быть лицензионным — тогда на каждый новый вирус мы присылаем вам наш свеженький антивирус (очень эффективный против именно этого вируса — мы их одновременно писали). Защита прав и свобод предполагает целый спектр потребительских трат — начиная с налогов, заканчивая, опять-таки, приобретением именно лицензионной продукции.

 

А какие возможности предоставляют такие области, как защита общественной морали! Ведь информационные технологии — это сплошные потоки дряни. Интернет — помойка. Компьютерные игры — разврат и зверства. Компьютерные клубы — настоящие притоны, дети сидят там сутками, а когда выходят — глаза кр-расные, как у упырей… Заметьте, информационные технологии в этой риторике, как правило, сведены собственно ко всему «компьютерному». А чего стоит оборот речи в проекте решения Киевсовета (!) «интернет-зависимость», с которой призывает бороться фракция Партии регионов! Создается впечатление, что трамадол в свободной продаже — это менее страшно, чем свободный доступ в Интернет.

Об опасности информационных технологий нам напоминают неустанно. Причем под этим оборотом, напомню, теперь понимают не все вместе взятые информационные технологии, а именно компьютерные — ИКТ. Об опасностях, кроющихся в телевидении, скажем, давно ничего не слыхать. Хотя они «излучают» никак не меньше, чем мониторы. А уж чему детей учат… Заметьте, в порядочных домах телеки включены сутки напролет в «фоновом режиме», они выливают на зрителя — в том числе ребенка — никем не контролируемые потоки реалити-шоу и сомнительной теле- и кинопродукции, которые никак не способствуют повышению морального уровня. И я бы еще поспорила, что разрушает моральные устои больше — компьютерная «стрелялка» или очередной «Дом». Игра, во всяком случае, не претендует на «правду жизни» в отличие от реалити-шоу, навязывающего человеческие пороки в качестве нормы и даже необходимости. Информационно-новостные программы на абсолютном большинстве каналов не выдерживают критики — настолько откровенно за каждым мессиджем читается интерес того или иного заказчика. На этом фоне новостные ленты даже самых заангажированных сайтов выглядят образчиками журналистской объективности.

 

Но информационную технологию под названием «телевидение» никто не станет демонизировать. Потому что ее давно и прочно «поставили на службу». ТВ — это площадка борьбы интересов, когда надо — рупор и толстый-толстый слой рекламы. Все остальное — «клей», не отпускающий зрителя слишком далеко от «ящика». Сколько ни щелкай пультом — везде одно и то же. Самое интересное, что этот стандарт украинского ТВ играет с ним злую шутку — преданными телезрителями остаются те, кто когда-то удивился тому, что ТВ может быть «таким». Те, кто еще помнит программу «Время» и трансляцию похорон вождей по всем каналам. Те, кто в ранней юности с замиранием сердца ждал записи фестиваля в Сан-Ремо и нетерпеливо пережидал официальную часть званых концертов в Колонном зале Дома союзов. Именно это поколение сейчас руководит процессом в этом уже не слишком новом медиа. Стоит ли удивляться, что почти все, что они делают на своих каналах для следующих поколений, выглядит, как правило, ущербно: однотипные кислотные девочки и мальчики с однотипной попсой и однотипным косноязычием. Если бы не было ИКТ, ее следовало бы придумать.

 

Не знаю, кто поддерживает «страхи перед компьютером» — те, кто хочет поиметь мзду с компьютерных клубов и по возможности магазинов, те, кто хочет контролировать рынок интернет-рекламы, те, кто хочет вернуть таким методом телезрителя в хорошо оборудованное идеологическое стойло? Важно то, что любое ограничение, вырывающее подростка — а компьютерные клубы не делают секрета из того, что это их основной клиент — из его любимого виртуала, как бы красиво это ни было обосновано, не вернет его в это стойло. И тут можно вспомнить еще о массе других возможных (хоть и не таких явных) лобби страха, заинтересованных в молодых людях, не знающих куда себя деть. Давайте честно: в определенном возрасте альтернативой виртуалу будет совсем не хоровой кружок, не секция академической гребли, не культпоход в театр и даже не телевизор. Тот, кто искал приключений в «виртуале», так или иначе найдет их в «реале». Сами решайте, что вас пугает больше.

 

На самом деле идеологическая опасность ИКТ совсем не там лежит, где нам рассказывают в страшных сказках о злом Интернете. И проблема в том, что оценить истинные опасности мы не в состоянии. Говорят, что Интернет подрывает устои общества. Но, может, в конечном итоге это не так уж плохо — ведь наше общество не идеально? Интернет делает нас убежденными дилетантами широко профиля, которые не заботятся об углублении своих знаний и удерживании их в памяти. Зачем, если всегда можно сходить на сайт и все уточнить? Зато за счет этого «расширения мозга» мы увеличиваем свою пропускную способность в смысле информации. С точки зрения традиционной науки это тупик, так как для нее важна не столько широта охвата, сколько степень углубленности изучения. Но кто знает, не станет ли это ступенькой к переходу к качественно новому способу генерирования знаний по сетевому принципу, прообраз которого можно найти в нынешних распределенных вычислениях?

 

В конце концов страхи перед информационными технологиями упираются в мораль. Ведь, как вы помните, «если Бога нет — значит, все можно». Виртуальный мир, который открывается перед всеми, владеющими технологиями, это уже не совсем «всеобщая грамотность», позволившая всем читать книги и газеты. Но, согласитесь, между первой отпечатанной Гутенбергом Библией и нынешним порножурналом — порождением все той же информационной технологии под названием «печать» — моральная пропасть. Интернет точно так же, наряду с порносайтами для любителей мастурбации перед экраном, предлагает сайты, через которые можно не вставая с места помочь ближнему своему, проявить самые лучшие человеческие качества. Так или иначе человеку, вооруженному любыми информационными технологиями, пока удавалось балансировать между консервирующей моралью и разрушительной аморальностью и благодаря этому выживать и продвигаться дальше по своему пути.

 

А значит, дело не в самой технологии. Нам остается только согласиться, что информационные технологии как старые, так и новые, не несут в себе ни зла, ни добра. Все ангелы — белые, независимо от того, какую весть несут. Добро и зло — категории человеческие. А страх перед собой — это уже совсем другая сказка.


http://www.zerkalo-nedeli.com


По результатам исследования, проведенного TNS Gallup Media в марте-июле 2007 года, аудитория печатных СМИ в столице сокращается.Аудитория ежедневных газет, входящих в пятерку лидеров, сократилась. Если по результатам предыдущего исследования (сентябрь 2006 г. – февраль 2007 г.) аудитория одного номера "МК" по Москве составляла 718 тыс.человек и "Спорт-Экспресс" 273,2 тыс.человек, то по результатам исследования в марте-июле 2007 года – 714,8 тыс. ...

Понимая, что в целом в интернете «есть где развернуться», остановимся на, пожалуй, самом распространённом варианте использования компаниями интернета — создании интернет-представительства, а говоря простыми словами — сайта. Речь пойдёт не о самом процессе создания — об этом написано предостаточно, а о том, что потом делать с появившимся активом, как его использовать. Рассмотренные ситуации характерны, как правило, для региональных компаний ...

Объем российского рынка сериалов оценивается сегодня в 300 млн. долларов и продолжает расти, причем доля российского продукта в сериальном потоке увеличилась с 24% в сезоне 2001/2002гг. до 62 - в сезоне 2005/2006гг. (было произведено 70-100 сериалов). По объемам этого рынка Россия отстает только от США, снабжая сериалами все постсоветское пространство, не исключая страны Прибалтики. Появилось огромное количество компаний, желающих сыграть на эт...